Official  site  of  Bass-guitars

 

Новости
Бас-гитаристы
Bass Day
Бас аудио CD
Бас-пресса
История в лицах
Заказ инструментов
Уроки и упражнения
Бас табулатуры
Видео уроки
Интерактивная школа
Домашняя студия
Бас усиление
Процессоры
Каталоги бас-гитар
Ссылки
Гостевая книга
Форум
Гитарный тюнер
 
BASS-SHOP

Pokep.DE Сайт о реальной музЫке !

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Автор: Анастасия БАХМЕТЬЕВА

PETER GABRIEL. «ЗАКОН БУМЕРАНГА»

Гигант рока, отец world-музыки, вокалист, композитор, поэт, клипмейкер, борец за права человека, «гринписовец»-новатор и провокатор — все эти слова в полной мере относятся к герою нашего интервью, Питеру Гэбриэлю. Он является одним из тех редких гениев, которые уже давно подчинили музыку своим собственным законам, воплощая ее во все более причудливые формы. И вот через 10 лет после нескончаемых откладываний и скрупулезных перезаписей вышел новый альбом Гэбриэла «Up», который, едва стартовав, мгновенно занял первые места в хит-парадах мира. Приятно сознавать, что сегодня на планете еще есть нужда в настоящей Mузыке.
MUSIC BOX: Питер, почему Вы назвали альбом «UP»?
PETER GABRIEL: Это название было придумано еще восемь лет назад, когда у меня накопилось много хорошего материала для нового альбома. В то время я заинтересовался темой рек: их появлением и влиянием на наш мир, я постоянно наигрывал разные вариации типа: «Вверх по Ориноко», «Вверх по Гангу», «Вверх по Миссисипи». Я отправил свои записи в эти края, чтобы местные музыканты сделали собственную интерпретацию, а затем мы смогли бы соединить все вместе. Но, видимо, я что-то сболтнул о названии Майклу Стайпу (Michael Stipe), и тот не преминул им воспользоваться. Затем так назвала свою пластинку Шания Твэйн (Shania Twain), а Ани Ди Франко (Ani DiFranco) пошла еще дальше, выпустив альбом «UP UP UP UP». Конечно, было много споров: стоит ли оставлять такое название? Мы даже обсуждали этот вопрос на сайте, но в итоге большинство голосов оказалось в пользу «Up», и я решил не менять его.
MB: Это название соответствует содержанию альбома, или все-таки оно в большей степени отражает Ваше собственное настроение?
PG: «Up» — это очень позитивное слово. Но не думаю, что оно полностью соответствует содержанию альбома, в нем довольно много грустных песен. Для меня это слово имеет несколько другой смысл: я как бы вырос с этой пластинкой. Это мое личное ощущение, так как сейчас я живу в гармонии с самим собой и окружающим миром, в отличие, скажем, от того времени, когда я записывал два предыдущих альбома. Так что, название в какой-то мере соответствует моему внутреннему настрою, но это не главная причина.
MB: Почему же Вы так долго записывали «UP»?
PG: Я его записывал столько, сколько для этого потребовалось времени.
MB: Хорошо, тогда расскажите, как Вы работали над ним?
PG: Мне вообще нравится записывать альбомы. Это гораздо приятнее, чем быть, например, постоянно странствующим коммивояжером. У меня, конечно, есть свои особенности в работе. Я склонен идти окольными путями, так как это дает мне возможность избежать многих «минусов» в работе. Так, «OVO» был одним из этих окольных путей, равно как и многие другие проекты, в которых я принял участие за эти 10 лет. Просто, когда я записываю альбом, то часто сомневаюсь: в верном ли направлении я иду. Поэтому предпочитаю не торопиться — иногда материалу необходимо просто вылежаться.
И я не боюсь, что мой альбом устареет. Если музыка хорошая, то она всегда будет востребована. Так что у меня процесс создания пластинки протекает очень медленно. Входя в студию, я имею в голове 130 идей, которые требуют всестороннего рассмотрения, и мы шаг за шагом начинаем над ним работать. Я никогда не фокусирую свое внимание на конкретной группе композиций, могу оставить одну песню недоработанной и переключиться на другую. По моему мнению, в музыке, как и в жизни, должен происходить естественный отбор.
MB: А как Вы узнаете, что альбом пора заканчивать?
PG: Люди постоянно спрашивают меня, когда выйдет очередной новый альбом, и я всегда отвечаю: в сентябре, и при этом никогда не уточняю, в каком году это произойдет. Просто наступает время, когда я чувствую, что альбом пора выпускать. Мне в этом смысле повезло: я всегда записывал пластинки, какие хотел и когда хотел.
MB: Где Вы писали песни?
PG: Я писал их везде, где только предоставлялась возможность, а потом я только отобрал те, которые мне интересны. И так происходит с каждым моим альбомом. У меня даже есть песни, которые я писал по несколько лет. Запись альбома можно сравнить с процессом взращивания плодов: он всегда труден, но зато потом с каким удовольствием мы едим выращенный фрукт или пьем из него сок.
MB: На какой стадии Вы начинаете писать текст?
PG: Ну, строчки некоторых песен возникают раньше, чем написана музыка, и это во многих случаях очень помогает почувствовать общий настрой песни. Но это бывает не так часто, обычно я сначала пишу музыку, а потом текст.
MB: Расскажите об обычном рабочем дне Питера Гэбриэла.
PG: Чаще всего я встаю к полудню и ложусь за полночь. Знаете, по большому счету, жизнь скучна, и только ночью происходят самые интересные вещи. Поэтому я хочу захватить как можно больше вечернего и ночного времени. Так что работать я начинаю ближе к вечеру. Сначала я записываю фрагменты мелодий или текста на бумаге. И обычно к утру у меня все комната завалена скомканными обрывками. Однажды Джордж Мартин (George Martin) был поражен, увидев столько «отходов производства», ведь он всегда видел только конечный результат. Разумеется, кто-нибудь возразит, что легче работать на компьютере, но я уже пробовал сразу писать на него, и у меня ничего не получилось. Видимо, мне сложно перестроиться.
MB: Раз уж речь зашла о компьютерах, как, на Ваш взгляд, технологии изменили процесс записи?
PG: Думаю, все компьютеры, по идее, выполняют функцию записи и сохранения информации. Я имею в виду ту легкость, с которой вы теперь исправляете ошибки, перепечатываете текст и сохраняете его в нескольких вариантах. Раньше все было иначе, приходилось всего добиваться самостоятельно и иногда тратить на переделывание уйму времени. А так как технологии совершенствуются постоянно, для человечества открываются фантастические возможности. Уже сейчас можно, не имея музыкантов, которым надо платить, а просто купив компьютерную программу с огромным диапазоном звуков, писать музыку дома. Правда, я все же предпочитаю живых людей, к тому же я до сих пор почему-то не научился быстро работать на компьютере.
MB: Но у Вашей Real World Studios, видимо, потрясающие технические возможности?
PG: Студия является для меня невероятной роскошью по двум причинам. Во-первых, мне не надо волноваться: хватит ли мне денег на запись. Поэтому я могу спокойно записываться столько, сколько мне необходимо. Во-вторых, и это самое важное, в нашей студии всегда находится много замечательных музыкантов. Постоянно слышишь разговоры людей, звучат разные мелодии, и это меня вдохновляет. Особенно, когда из всей массы звуков я вдруг ясно услышу, как играет какой-то музыкант, у меня рождается мысль: «О, это великолепно — это будет фантастически звучать в песне». Тогда я стараюсь быстро записать услышанный фрагмент, на всякий случай. Так что студия помогает мне не только найти многих интересных музыкантов, но и сохранить в себе музыканта и музыку.
MB: Кто еще работал с Вами над альбомом?
PG: Мы начали работать над «Up» в Сенегале вместе с ребятами из команды Юссу (Youssou N? dour). Я не стал делать в Африке окончательный вариант песен, мне показалось это преждевременным. К тому же после Африки мы сразу отправились во Францию, в горы, где, помимо работы, учились кататься на сноуборде. Было странное ощущение — после жаркого лета оказаться в холодной зиме. В Африке мы просто изнемогали от жары и работали в пять раз медленнее обычного. Тем более, в доме не было кондиционеров, и я постоянно клал себе на голову полотенце, с завернутыми в него кубиками льда. Во Франции же работалось просто чудесно: с утра все трудились в студии, затем шли кататься на сноубордах, а вечером снова принимались за работу. Это был самый эффективный творческий период в создании «Up».
MB: Вы довольны теми людьми, которые работали с Вами, и почему Вы постоянно записываете альбомы с разными музыкантами?
PG: Это позволяет привнести в музыку свежую струю и особенно необходимо тогда, когда вы сами не сможете сыграть что-либо на должном уровне. Пригласив музыканта, который является одним из лучших в своем деле, можно не только украсить альбом, но и кое-чему у него научиться. Конечно, свои «минусы» и «плюсы» существуют, и когда ты играешь в группе, и когда являешься сольным артистом. Мне же посчастливилось сделать сольную карьеру, играя в то же время с группой людей, которых я ценю и в которых верю. Я считаю, что ключ к сотрудничеству — это умение слушать и позволять делать то, в чем твой коллега преуспел больше других. Мне крупно повезло с Real World Records и WOMAD (World of Music, Arts аnd Dance), с помощью которых я познакомился с большим количеством талантливых музыкантов. И в связи с этим у меня есть большое преимущество. Я всегда хотел иметь свой большой личный пирог, в итоге, получив его, ем с большим аппетитом. Это похоже на закон бумеранга: что кинешь, то и получишь обратно.
MB: С некоторыми музыкантами Вы работаете уже много лет. Взять, к примеру, Дэвида Родеса (David Rhodes)?
PG: У него ясная голова и очень хорошие идеи. Я не всегда соглашаюсь с ним, но считаю для себя очень важным, когда рядом в студии находится человек, который понимает мою музыку и всегда может подкинуть стоящую мысль. Таким же хорошим советчиком и строгим критиком для меня является жена, которая также помогала мне в студии. Мне было просто необходимо мнение других людей, прежде чем альбом появится в магазинах. А этого, поверьте, всегда непросто добиться. Когда я просил своих помощников выбрать из сотни песен несколько понравившихся, то все они оказались слишком вежливыми и сократили список лишь наполовину. И только моя жена отобрала всего 14 песен. Хорошо, когда рядом есть люди, которые, невзирая на твой авторитет, не боятся сказать правду.
MB: Вам понравилось работать с Питером Грином (Peter Green)?
PG: Питер, на мой взгляд, один из ярчайших британских музыкантов, на которого я в некоторой степени равнялся. Конечно, его частенько заносит, но мне кажется, что тот, кто имеет столько таланта, может делать все, что придет ему в голову. В любом случае, это будет интересно. Когда я пригласил его поучаствовать в работе над альбомом, мне было страшно любопытно: придет он в студию или нет. Он пришел, принес какие-то свои уже записанные куски и кое-что записал в моей студии. При этом Питер оказался очень скромным, так как попросил меня не делать в песне упор на его сольную партию.
MB: А Дэнни Томпсон (Danny Thompson)?
PG: Дэнни фантастический музыкант, и я всегда даю ему свободу в действиях. Больше всего я ценю в нем то, что он всегда готов к работе. Большинство людей начинают сочинять уже в студии, а вот Дэнни, наоборот, приходит уже с подготовленными и сыгранными партиями. Он классный парень, и работать с ним — большое удовольствие.
MB: Насколько сильно, на Ваш взгляд, Вы повлияли на современную музыку?
PG: Иногда я слышу некоторые фрагменты в песнях, которые, как мне кажется, имеют некоторое отношение к моей музыке, но ничего определенного сказать по этому поводу не могу. И знаете, когда мне задают подобный вопрос, я всегда вспоминаю Патти Смит (Patti Smith), которая в одном из интервью сказала, что весь панк своим появлением обязан ей. Я до сих пор не могу понять, почему она так решила (смеется). Что касается меня, то я так же подвержен влиянию, как и большинство людей. Когда вам двадцать лет, вы обязательно кому-то подражаете, находя в этом человеке частичку самого себя. Это естественно. И я никогда не был против такого копирования, потому что таким образом вы можете найти свой собственный голос, образ, дело.
MB: Собираетесь ли Вы поехать в турне?
PG: Я планирую небольшой тур сначала по Америке, а в следующем году собираюсь выступить в Европе.
MB: Будут ли концерты похожи на грандиозное шоу «Secret World Tour»?
PG: Я все так же в восторге от того, что делает Роберт Лепэйдж (Robert Lepage). Он — настоящий провидец и тонкий психолог. Роберт сделал театр для людей, которые выросли в эру телевидения, и меня потрясает выразительность и эмоциональная глубина его шоу. В этом есть какая-то непостижимая тайна. Я многое перенял у него, особенно мне нравится устраивать мозговые атаки на своих зрителей, и нынешнее турне вновь дает мне возможность сделать это вместе с Робертом.
MB: Вы большой поклонник видео?
PG: Понимаете, раньше для видео не существовало никаких правил, оно было свободным. Ведь никто же не знал, что нужно сделать для того, чтобы видеоклип имел популярность, — если это выглядело интересно, то всегда находило успех. Теперь видеоиндустрия — циничный, коммерческий мир, и это плохо. Сейчас, в первую очередь, все зависит от бюджета, а не от таланта.
MB: Недавно был переиздан весь Ваш бэк-каталог. Как Вы к этому относитесь?
PG: Нормально, это тоже является здоровой тенденцией творческого роста.
MB: Вам еще нравятся старые песни?
PG: Разумеется, просто теперь я смотрю на них спокойно и критически. Тем более, у меня, действительно, есть хорошие песни, они до сих пор живы и по-прежнему способны пробуждать в людях чувства. И это главное.

Дискография:
Ein Deutsches Album (1986 г.) Peter Gabriel 1 (1987 г.)
Peter Gabriel 2 (1987 г.)
Peter Gabriel 3 (1987 г.)
Ein Deutsches Album/Gabriel 4 (1988 г.)
Passion (1989 г.)
Shaking The Tree-16Gold. Greats (1990 г.)
Us (1992 г.)
All About Us (1993 г.)
Secret World Live (1994 г.)
Ovo (2000 г.)
Shaking The Tree(Sixteen Golden Greats) (2002 г.)
Peter Gabriel 4 (2002 г.)
Shaking The Tree (Remastered) (2002 г.)
Birdy Ost (Remastered) (2002 г.)
Peter Gabriel 2 (Remastered) (2002 г.)
Passion (Remastered) (2002 г.)
Peter Gabriel 3 (Remastered) (2002 г.)
So (Remastered) (2002 г.)
Peter Gabriel 1 (Remastered) (2002 г.)
Long Walk Home-Ost (2002 г.)
Us(Remastered) (2002 г.)
Plays Live (2002 г.)
So (2002 г.)
Up (2002 г.)
Синглы:
Red Rain (1994 г.)
The Barry Williams Show (2002 г.)
Up (2002 г.)
Интервью предоставлено компанией EMI/Gala Records.

Назад    НАВЕРХ


© Bassguitars.RU 2005-2018

 

Сделано в PASWEB

potapovbass@gmail.com